?

Log in

No account? Create an account

Нет, я не понимаю, почему люди, окружающие меня, ничего не знают о "Сансаре"?

Обычная злободневная история. В любых серо-малиновых декорациях, на любой геолокации, как только разговор заходит о музыкальных вкусах... всё, начинается мой бенефис. "Что слушаешь?", - любознательно спрашивает меня наивный собеседник, даже не подозревая, что тут есть подвох.  "Сансару...", - сначала робко, прощупывая почву, отвечаю я, - "Слыхал?".

В ответ может прозвучать молчание, удивление, непонимание, гавканье, марсианский диалект.

- Нет.
- Ну как же, они из Екатеринбурга..., - чуть живенько продолжаю я, - У них на бэк-вокале поет сам Лагутенко!
- Что, правда? - радостно удивляется мой собеседник, ведь он же знает Лагутенко.
- Ну да, - немного отступаю я, - Правда, на одной песне.
- Интересно, - собеседник тоже сдает. - Это, наверно, молодая группа?
- Молодая, - спокойно отвечаю я. - Пятнадцать лет уж на сцене. Может двадцать. Точно не помню.
- Так много?
- Ну это же "Сансара"! - восклицаю я. - Ты обязательно должен/на послушать.
- Ок, скинь мне, - отвечает мой воображаемый товарищ и со сцены уходит.

Между тем действие сопровождают мои ахи-вздохи, взметание рук, округление глаз и наивные попытки воспроизвести красивую строчку хотя бы нормальным голосом. Собеседник все это терпеливо слушает и где-то глубоко начинает уже догадываться, что имеет дело с сумасшедшей: он же не лишен инстинкта самосохранения! Радостный такой,  он осторожно вырывается из моих цепких фанатских лап, кивает головой, он на все согласен, давай вот только поговорим сейчас о погоде. А о музыке? О музыке потом. Облегченно со мной прощается, надеется, наверное, что забегаюсь в колеснице дел да и забуду ссылку кинуть: обычные слова на ветер. Но как бы не так. Аккурат к полуночи находит он у себя в сообщениях/стене/.../подъезде/обоях/подушке мой любимый плей-лист, и тут уже начинается решаться вопрос нашей дальнейшей дружбы. Конечно, если человек мало со мной знаком, он может ничего мне и не ответить. Знаком поближе - поставит на худой конец лайк, ну или отпишет в сообщениях. А если тесно знаком... Ему не сдобровать. Начинается долгий и мучительный процесс "сансараизации", и даже реинкарнация тут его не спасет.

Я буду кидать на стенку песни. Я буду вставлять о ... при каждом удобном случае. Я буду восхищаться солистом. Я буду говорить, "как хорош Екатеринбург, надо уже туда наведаться, кстати, там живет прекрасная группа "Сансара". Я буду в голос петь, если я пьяная или счастливая, и пытаться утонченно цитировать, если нет. В электричках, поездах и в сочинской "Ласточке" если я делюсь с попутчиком наушником, то... Словом, мои китайские друзья ни строчки не поняли, когда случайно зашли ко мне в общежитие. О, общежитие... Сколько бесплодных попыток сансараизации хранят твои исторические стены памятника сталинской архитектуры! Уже два концерта тут пережито, сто сотен депрессий и просто душевных вечеров. По количеству прослушиваний "Сансара" может соперничать только с представителями чувашской эстрады, да и то с легкостью их опережает, что уж греха таить.


Photo credit: http://vk.com/sansaraband

И ВСЕ ТАКОЕ

           Стихи - это как фермерский продукт, он без ГМО и прочей ереси, стихи – это как чистейший озон, от которого и оторваться не можешь и задохнешься тут же, стоит только увеличить дозу. Потому что если проза может позволить себе ехидное дамское лукавство, пару десятков страниц сомнений и принятое в конце концов решение, стихи смотрят прямо на тебя, и даже, сдается мне, приставляют свое дуло к твоему виску.
            Недавно меня к стене на расстрел поставил Борис Рыжий. Екатеринбургский поэт, воспевший, как и все поэты, свою жизнь, тем самым запечатлев между строк целую эпоху Перестройки. Тоненькая, всего в 50 листов электронная книжица, доступная любому догадавшемуся пройти по ссылке на Википедии, она многозначительно называется "И все такое...", - знаете, там все такое прекрасное.
             Легкий, почти пушкинский слог, простая форма и многозначительность делают его безукоризненно классическим, что хоть сейчас дели произведения на циклы и печатай в литературном учебнике. За свою короткую творческую судьбу (что так типично для поэта), он написал достаточно и про любовь, и про гражданство, и про что там еще пишут. Но цепляет далеко не это, цепляет честность, с которой он с тобой говорит. И нежность: не зря же ее ему не хватает («а я хочу, чтоб получалась нежность – как неизбежность или как небрежность…»).
           Мироощущение Рыжего -  трагическое и прекрасное, похожее на пьяное слезное умиление уставшего жить человека, который разрывается между внешним и внутренним, земным и небесным; порой чувствует себя одиноким («Как жаль, что поздно понимаешь ты про такие пустяки, но наконец ты понимаешь, что все на свете мудаки…), и в то же время сохраняет юношеский задор («Под бережным прикрытием листвы я следствию не находил причины, прицеливаясь из рогатки в разболтанную задницу мужчины.…»), любовь и смерть идут рука об руку («Ты меня люби, красавица, скоро время вовсе кончится, и уже сегодня, кажется, жить не хочется…», «В красном трамвае хулиган с недотрогой ехали в никуда…»), но над всем грустным и трагическим миром звучит небесная музыка, которая, между прочим, исходит из человеческих рук («Над саквояжем в черной арке всю ночь играл саксофонист…//Чтоб, улыбаясь, спал пропойца под небом, выпитым до дна, – спи, ни о чем не беспокойся, есть только музыка одна»).
            Вот только Рыжий прекрасно понимает, что «был глуп, и это не секрет. Это, – мне хотелось быть поэтом, но уже не очень, потому что не заработаешь на этом и цветов не купишь никому». Он протестует против поэтовой мягкотелости: «Лет десять я боялся драки, как всякий мыслящий поэт. …Сам выточил себе нунчаки и сам отлил себе кастет», в  его стихах, как и в его жизни, сходится «земная шваль: бандиты и поэты». Рыжий с легкостью переигрывает как Лермонтова («Выходил я один на дорогу, чуть шатаясь, мотор тормозил. Мимо кладбища, цирка, острога вез меня молчаливый дебил»), так и блестяще исполненную Шуфутинским блатную песню («Что Ариосто или Дант! Я человек того покроя – я твой навеки арестант, и все такое, все такое…»). Получается вот такая  советская интеллигенция, вышедшая на улицы, и готовая дать отпор, даром что ли она гордо носит на лице шрам (факт). Стремящаяся, жаждущая, ищущая. Вот только что?
           Недостижимость идеала – пожалуй, главное разочарование нашей жизни. Хорошо еще, если мы оказываемся где-то между пунктов А и Б, в кварталах дальних и печальных, что утром серы и пусты. Именно в таких пограничных состояниях нас и спасают поэты.

Письмовник. МХТ

  Вот вы когда-то договорились о свидании у памятника. Но это ведь на самом деле не свидание у памятника, а памятник у свидания. Памятник сдернут, а то свидание останется.
----------------------------------------------------------------------------------------
Как я радовалась, получив внезапное смс: "Номер брони...выкупить до". Неделю назад отчаянно кусала локти, ведь каких-то минут не хватило, чтобы вписаться, потому просто: "один билет в случае отказа". И вот, кто-то не пойдет, но зато там буду я и это перекрывает все дела на неделю. Было так смешно красится на работе, средь пыльных папок и горы важных бумаг, а потом поправлять кривые стрелки в туалете. Но непременно хотелось пойти красивой, потому что театр, потому что "Письмовник", хотя знала наперед: реветь буду. Это у нас с Шишкиным всегда такая мелодраматичекая история выходит. Главный духовный муж, как иначе. Что ни строчка, он меня потихоньку раздевает, снимает социальные бронеодежды и зрит в корень. Кажется, это я, это обо мне, это я так чувствую и вижу. Будто оттого и близорукость, что часть моего зрения в детстве забрали и передали ему, настолько метко он попадает.
         Не люблю писать о "Письмовнике". Точнее, и не писала никогда даже. Я боюсь. Боюсь, что не подберу нужное слово, что краски текста будут крайне бледны по сравнению с теми, что остались в душе. И поэтому я хочу говорить не о нем. А о попытке иного прочтения, о театральной версии и моих чувствах к ней.
         Я  в первый раз была в МХТ, в первый раз на новой сцене и в первый раз на постановке Брусникиной. Я пришла со знанием текста, с бесконечно перечитанными страницами, пришла за... не знаю, зачем. За воспоминанием. За реконструкцией, за тем, чтобы посмотреть на Сашу и Володю театральных, в теле, и сравнить с теми, что в голове.
         Первые двадцать минут спектакля были очень напряженными. Я сидела, прикрыв рукой рот, и молча злилась. Как бабушка на девушку в мини-юбке. Какой-то замшелый скептик проснулся во мне и все было не так: не тот актер, не то движение. А уж когда исполнитель менял слова местами или добавлял в сакральный шишкинский текст какое-то свое слово, я была готова на месте оторвать ему голову! Конечно, я не знаю все наизусть, но вот особенно любимое.... Потом все изменилось. Я каким-то образом вышла из произведения, оказалась на холодном металлическом стуле, в третьем ряду партера, просто зритель, наблюдающий за происходящем.
         Я начала видеть сцену панорамано, без деталей, без фокуса на той или иной группе лиц. Все стало единым, и... немного другим. Мое предыдущее прочтение "Письмовника" показалось наивным. Оно фокусировалась на чувствах, на родинках, памятниках и косточках-июль, на поэтичных моментах, не обращая внимания на остальных и остальное, воспринимая их как фон, всего лишь фон искренней любви двух людей, а конец и вовсе казался непонятным, но сейчас стал таким ясным.
           Вкратце о сюжете. Есть Володя, он на неизвестной войне союзнических войск против китайцев, совсем молодой и размышляет о Гамлете. Есть девушка Саша, она становится врачом, выходит не очень удачно замуж, у нее случается выкидыш, а потом умирает мама. Живут герои в разных пространствах и временах, но пишут друг другу искренние любовные письма, и ждут того момента, когда встретятся и он положит ей голову на колени. Живет Саша уже в советской действительности. Эта временная разница между ними меня нисколько не смущает. Я верю Шишкину, верю, что так бывает, и есть, и было. Вот только в книжном варианте моя Саша не старела, а Володя не казался мне немного законсервированным своей быстрой смертью, я, повторюсь, видела только любовную историю, остальных героев не замечала, воспринимая как куски реализма и того, "от чего в любом случае никуда не денешься".
            Теперь я думаю, что "Письмовник" больше за жизнь. Точнее, за ее восприятие. Это как "стакан наполовину пуст, наполовину полон, а ты немного оптимист, немного волшебник". О том, что мы часто рычим и ерничаем друг на друга непонятно за что, а потом, когда один уходит, жалеем всем сердцем. Про то, что не ценим того, что было дано нам, но могло не быть дано другому. Про то, что родители потом опять становятся детьми. Про то, что даже закончившаяся любовь не заканчивается, а видеть ты можешь все что угодно, и никаких нет доказательств, куда мы идем и откуда пришли. А идем быстро. Но все равно получается, что "Письмовник" про любовь, но уже более масштабную, чем м+ж, отцы и дети, про любовь вообще, кругом окружающую, сгусток ли это тепла и света или в волосах репейник. Про такую  любовь, которая стоит на голову выше всех философий, даже античных, про такую, от которой и отходят все трамвайные пути наших жизней.
              Загнула, конечно я, но так и да! У Фалеса - вода, у Гераклита - огонь, у Демокрита - атомы, у Шишкина - любовь.
              Вот как иногда бывает полезно посмотреть на что-то со стороны.


Размышление о тройном "Т"

Мне, случайно посетившей лекцию о территориальном развитии Рурского региона и вновь осваивающей ручку, перо да карандаш, никак нельзя оставить это событие без внимания. Здесь действует правило трех Т: труд, тщательность, талант. Последний пункт можно заменить на «творчество», если кому-то слово «талант» покажется слишком уж громким и вызывающим. Я не возражаю.


Директор Департамента международных коммуникаций Регионального союза Рур – Высшего административного органа Рурской области - Михаэль Шварце-Родриан (Miсhael Schwarze-Rodrian) в рамках ежегодного фестиваля «Дни Германии в Чувашии» прочитал лекцию под названием «МЕТРОПОЛИЯ РУР: постиндустриальная трансформация».

Название лекции звучит грозно и непонятно. Скорее всего, этим и вызвано небольшое количесво слушателей.  Меня название тоже нисколько не привлекло. Но, как это часто бывает, большое и страшное оказалось очень простым и необходимым. Важность этого оценила даже гардеробщица Национальной библиотеки. Но об этом – чуть позже. А пока – о лекции. Перед вами краткий конспект, но с обширными записками на полях.

Итак, Рурский регион, по данным Википедии, это конгломерат городов в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия (Германия). Занимая площадь в 4435 км² и с населением около 5,3 млн человек, он является частью Рейнско-Рурского региона и одной из крупнейших городских агломераций в Европе. Для сравнения: Чувашская Республика простирается на 18343 квадратных километрах, являясь только 74-м по площади субъектом Российской Федерации (из 83-х). Население республики -  1,3 миллиона человек.

Мир меняется. Если раньше промышленные зоны росли как на дрожжах, то сейчас, в условиях современной постиндустриальной экономики, они простаивают. Тут не обязательно ездить в Германию. Взять Чебоксары: Текстильмаш, ЧЭАЗ, Агрегатный, Элара, Промтрактор, ЧПО им. В. И. Чапаева – в каждом районе высится по одному, а то и по два советских гиганта, окруженных различными смежными предприятиями. Что сейчас с ними происходит? Сначала задержка зарплаты, затем массовые сокращения, переориентация, а потом бац – и появляются «Первая площадка», «Мега Молл»... Можно сказать, что аналогичная ситуация существует и в Рурской области. Вот только промышленные площади там переориентируют по-другому.

Radical new thinking has to start somewhere... Какие сферы сейчас актуальны? Те, куда инвестируют: образование, информационные и компьютерные технологии (разграничиваю, потому что действительно компьютерный еще не равно информационный, но часто их употребляют контекстными синонимами), энергетика, медицина, микротехнологии (или нанотехнологии). Развивается дизайн, расширяется влияние «креативного класса» (тут ссылка на книгу Ричарда Флориды “Креативный класс. Люди, которые меняют будущее” – я уже добавила в лист чтения). Культура, культурный потенциал и его развитие – неотъемлемая часть всех этих процессов. Вспоминаются слова Стива Джобса: «Единственная проблема Microsoft — у них нет вкуса. У них нет абсолютно никакого вкуса. Я имею в виду не отсутствие оригинальных идей, я говорю о том, что они не вносят культуру в свои продукты». Культура есть и в Силиконовой долине. Культура является элементом успеха.

Read more...Collapse )

    На одном из общажных застолий наш турецкий друг, получив фант прочитать стихотворение, прочитал нам это. Я в восторге!.Оригинал и возможный автор тут: http://lyricstranslate.com/sr/kadin-dedigin-takaya-zhenshchina-takaya-jenshina.html

Такая женщина

Женщина должна быть красивой, друг: Такой чтоб дух захватывало развей она юбку.
Чтобы ты не мог насмотреться на бедра, ноги, пальчики с лодыжкой связанные туфелькой.

Ухоженной должна быть такая женщина.
Волосы шелковые, пятки розовые, шея тонка, сколнилась - словно лебедь изящна, изящество чтобы сочеталось с женской деловитостью.

Красавицей должна быть, но прежде бровей, ножек, пары сосков груди, душа светлой должна быть, краса должна быть комплексной (многогранной).

Не должен  

Read more...Collapse )

      Каждое утро я открываю глаза и смотрю на свой высоченный потолок. В комнате зверски холодно, и у меня всегда мерзнет нос. Все потому, что у меня дырка в стене (давно сломанная советская вентиляция) и щели в окнах. И рама, которую я не могу закрыть. Её мне закрыла коммендант. Зато из окна по вечерам переливаются огнями сталинские высотки, а утром Сити прячет свои верхушки под туманом. И салюты под окнами. Такие, что стекла трясутся в рамах. Моя комната у студентов зовется "кельей", потому что довольно узкая. И так непривычно быть одной. По утрам и вечерам. Я все не докрашу батареи и не распакую икеевские банки для хранения. Ночью я не могу заснуть. И не могу сидеть в комнате без свеч и включенного нетбука. Мне очень нужны свечи, каждый день, утром, днем и вечером. Каждый вечер, засыпая, я думаю над словами Михаила Задорнова о том, что в холоде ускоряется деятельность мозга. Каждый день я общаюсь с разными людьми. Намного больше общаюсь, чем в Чебоксарах, но чувство внутреннего одиночества усиливается. Я ищу работу, чтобы не сойти с ума от тоски, и жду вторника, когда у меня будут занятия. Моя комната стала намного уютнее. С первой зарплаты я накуплю разноцветных подушек, обогреватель и отложу на холодильник. Сегодня в первый раз готовила на общажной кухне, и сердце замирало от звука шипящего масла. Теперь можно сказать, что я полноценный студент. И мне даже немного нравится.

      fKEEJ4dHcRs

А ЧЕГО ХОЧЕШЬ ТЫ?

         Из школьного курса истории всем нам хорошо известно, что была такая властная девушка, как царевна Софья, которая хотела сама править царством русским, и Петру потому власти не давала. Петр же сослал сестрицу в Новодевичий монастырь, который, по одной из версий, строился для другой Софии - в миру Соломонии Собуровой, первой жены царя Василия Иоановича, которая царю наследника не приносила, потому и была пострижена в монахини. Однако, сестра София предпочла Покровский монастырь в Суздале, Софью Алексеевну же (которая, несомненно, предпочла бы Кремлевские палаты) никто не спрашивал, и опальная царевна поселилась в Напрудной башне. История также повествует о том, что Петр  вешал стрельцов на деревьях вокруг покоев сестрицы.
         Вот такими невеселыми историями овеяно святое место. Простые люди же решили по-своему: однажды кто-то то ли правду сказал, то ли придумал, что София исполняет желания (особенно касаемые дел сердечных), стоит только написать сокровенное на стене Напрудной башни, так с тех пор тут пишут. Нас же хлебом не корми, а желание исполнить пообещай. Я всегда обещаниям верю, так что все однозначно сбудется.
         Свое я тоже написала, но не покажу, пусть это будет личным. Покажу чужие, наиболее мне понравившиеся. И как не начать с такой красоты:

IMG_0931

         Да, вместе! с любимой Настей! да, да, да!))) пусть все будут вместе со своими любимыми Настями.

П.с. Во многих надписях люди обращаются к святой Софии, однако царица Софья официально не канонизирована. Канонизирована другая Софья (Соломония Собурова): "За праведную жизнь великая княгиня-инокиня была причислена к лику святых и почитается Русской Православной Церковью как преподобная София Суздальская".

П.п.с. Пусть всем страждущим достанутся верные женщины, пусть Никита с Катей всегда будут вместе, пусть семьи создаются, пусть не будет войны и, да, если когда-нибудь президентом станет некто Саша (вроде так), мы сразу узнаем, что все исполнилось. Всем силы ;)

Софушка, помогайCollapse )
Место: Музей В.В. Маяковского
Адрес: Метро Лубянка, а дальше по указателям.

      Музей памяти поэта, да и всей его эпохи в целом. Располагается в доме, где Маяковский застрелился. Тут уйма документальных материалов, а еще очень много всего "в лицах". Конструкция музея тоже необычна: какие-то кубофутуристческие пролеты, лестницы. Я ошибочно подумала, что сам Маяковский себе его выстроил, проведя параллель с Дали, но, оказалось, что музей заработал только в 60-е.

IMG_0709

IMG_0715

ЭкскурсияCollapse )
          Новочебоксарск - это три Шумерли в квадрате. По моим ощущениям. Эти ровные линии пятиэтажек, эти дороги и улицы хранят память о временах, когда город строился за год по мертвому бумажному плану, и начинал дышать только благодаря той стихийной роевой жизни, которая обрушивалась на него со всех сторон.
          Я гуляю там, и мне хочется завтра в пять утра вставать на завод, но лучше в восемь в школу. Мне хочется купить молоко и батон и положить в красную сетку, а потом прийти в крошечную квартирку с деревянными полами и широооким подоконником, а из окна видна Волга и доносится шепот деревьев. Жизнь будет такая простая, такая тихая и семейная, а ночью в гуле метели будет слышаться зловещее: "Химпроооом, Химпрроооом".
           Моя теория про города расширилась до районов. Я могу поехать на дребезжащей 33 в юго-запад, и я уже в другом совершенно городе, не в моих Чебоксарах. Примерно столько же по времени я буду ехать в Нчк, и буду уж точно в другом городе, который очень похож на тот город, что на юго-западе, только ростом поменьше, и ближе к земле. Удивляться, конечно, хочется, но я радуюсь, что за 10 минут можно обмануть время.
           Начали мы маршрут с района Иваново. Спустились к Волге, пробирались через облепиховые заросли и полчища комаров к ГЭС, везде отдыхали счастливые люди - там, где написано "Купаться запрещено". Потом я зависла на заросшей травой некогда явно смотровой площадке, исписанной каким-то доморощенным философом, а может это цитаты из произведений, которые я не знаю - не знаю, но мне они очень понравились, легли на душу. Когда мы туда поднимались, девушка одевала туфли на огромном каблуке, чтобы фотографироваться, а я поймала ее в кадр совсем в другом ракурсе, но пришла в дикий восторг от этого совпадения. А ведь как часто мы перед каким-нибудь событием надеваем каблуки делаем прическу, наносим макияж, лепим улыбку, делаем невозмутимый вид, для того, чтобы не казаться глупым, но делать вид успешного человека.
            Потом я восторгалась прогнивающей лестницей - наверно, тут меня поймет тот, кто раньше меня восторгался прогнивающей лестницей. Там же столько жизни, столько ног протоптали дыры в перилах, круто же! Очень я это люблю. Старину. Историю. Повседневность.
            Оторвавшись, наконец, от лестницы, мы поднялись в город, дошли до Соборной, где я уже когда-то была, а потом снова уехали ближе к природе. Я научилась делать роллы, жутко устала, а все мои фотографии остались там, на Волге.
IMG_9930

IMG_9967

Прогулка по набережной новочебоксарского водохранилищаCollapse )
Я безумно люблю русскую литературу.

Из дневников Льва Толстого.
leo-tolstoy

"Одно сильное чувство, похожее на любовь, я испытал только, когда мне было 13 или 14 лет; но мне [не] хочется верить, чтобы это была любовь; потому что предмет была толстая горничная (правда, очень хорошенькое личико), притом же от 13 до 15 лет - время самое безалаберное для мальчика (отрочество): не знаешь, на что кинуться, и сладострастие в эту пору действует с необыкновенною силою" (29.11.1851).

"Мучает меня сладострастие - не столько сладострастие, сколько сила привычки… Не смог удержаться, подал знак чему-то розовому, которое в отдалении казалось мне очень хорошим, и отворил сзади дверь, она пришла… Чувство долга и отвращение говорили против, похоть и совесть говорили за. Последние одолели…" (17.04.1851)

"Благодарю Бога за стыдливость, которую он дал мне; она спасает меня от разврата" (31.05.1852);

"Девки сбили меня с толку!" (23 .06.1853);

"Упрекаю себя за лень и в последний раз. Ежели завтра я ничего не сделаю, я застрелюсь. Еще упрекаю за непростительную нерешительность с девками" (1.08.1854).

"Весна сильно действует на меня. Каждая голая женская нога, кажется, принадлежит красавице" (18.04.1853).

"Это уже не темперамент, а привычка разврата. Похоть ужасная, доходящая до физической болезни" (21.04.1856).

"Что это ради Бога? Что я за урод такой? Видно, у меня не достает чего-то?"

"Рад, что ты беременна, это - по-божески. А то мне что-то было неприятно…" (1871).

"Эка, скверно! Сделай себе потеху даже с женой - и ей, и себе скверно. Оскопись, как Ориген, - скверно. Мучься всю жизнь воздержанием и похотливостью, - скверно. Все скверно и все страдания…" (24.07.1885)

"Хочется подвига. Хочется остаток жизни отдать на служение Богу…" (22.12.1893)

"Навсегда избавиться от этого бегания по крышам и мяукания.." (22.05.1897)

"Не та баба опасна, которая держит за …, а которая - что за душу!"

Пара строк о Барселоне

          Барселона - это, определенно, мой город. Подставляя волосы ветру и непрестанно щелкая затвором фотоаппарата, я подумала и так решила. Я буду купаться в море до посинения и снимать квартиру в одном из домов модерна. Когда мне будет грустно, я буду бродить по готическому кварталу и думать о том, как ничтожны страсти земные по сравнению со страстями небесными. Из окна стану пристально следить за строительством Саграда Фамилия, и ходить плавать в олимпийский бассейн. Назначать встречи буду в домах Гауди (каждый раз в разном), а после весело беседовать на террасе какого-нибудь фамильного ресторанчика каталонской кухни за бокальчиком сангрильи. Приручу змейку из парка Гуэль и научу её читать книжки. По вечерам буду растворяться в черно-желтых такси,а  днем гонять на веспе. Стану болеть за ФК Барселона, а  сына отправлю в спортсекцию на Камп Ноу. От нечего делать устроюсь экскурсоводом в музей Хоана Миро и стану по работе летать за золотым загаром на Мальорку. Но если честно, работать я буду исключительно дома или во всех вышеперечисленных местах. У меня обязательно будет воскресная колонка в газете, но прославлюсь я не этим. Я стану писать путеводители! С авторскими фотографиями и маршрутами. Может, открою магазин сувениров...
      Ну а пока немного потренируюсь перед столь великим будущим. Расскажу вам о первом нашем знакомстве с городом.
aaa
Первый день в БарселонеCollapse )
  Дамы и господа, вероятность 150%, что мне не попадется завтра. На последнем экзамене. Последней сессии. Этот. Замечаательно-замечтательный билет. Увы, за все пять курсов мне только однажды сфортило - о, великий Соссюр, я люблю тебя и твои языковые знаки.
       Но вернемся к нашему билету.
       Уж очень актуальная и животрепещущая тема назревает. Да что там - этот билет, этот  "Философский пофигизм" и "Культурный спатьложизм" А. Сайковой, являет собой фундаментальное учение! А для тех, для кого словосочетание "Хоркахаймер и Адорно" представляет нечто вроде адвокатской конторы в городе Сиэттле, и вовсе - азбука философии и теории культуры, начало начал; слово, которое было. Его надо знать, чтоб от зубов отскакивало и чтобы ночью, если вдруг разбудит Александра Валерьевна, четко, с толком поведать ей сии прописные истины.


       Итак с чего же все началось?
       Тут все очень, очень сложно. Сложно именно с началом. Хотя продолжение будет не легче. Поэтому позвольте не тратить попусту силы и в этом месте отослать вас к более компетентным источникам: к Дарвину и Библии. Уж сами решите, какими божественно-эволюционными делами появилось на Земле это проблематичное существо - человек, но факт очевиден: оно появилось. И мирно поживало на лоне природы, совершая время от времени забавы ради всякие анимистические культы. Не долго они веселились в одиночку: как-то раз присоединился к ним некто Э. Б. Тайлер и сказал: "Анимизм есть минимум определения религии!". И пальцем так потряс, для пущей убедительности. Дело было, скажем, в Мексике. Потряс Тайлер пальцем и удалился. Не успели ацтеки выдохнуть, как услышали конский топот. Мчался к ним на всех парусах и в одной домотканной рубахе Жан-Жак Кусто Руссо.
       - Нет, не слушайте его! - Молвил Жан-Жак и потряс пальцем. - Выкиньте всю эту мудреную чушь из головы и живите, как жили! Надо ли говорить, что второй трясущийся палец оставил неизгладимый след в коллективном бессознательном.
       Услышал это Тайлер и крикнул из-за кустов: "Эволюционииизм неизбееежеееен!". А потом и вовсе в воздухе растворился.
       О-ооо!
       В чате Ясперс написал первобытным: "Рано или поздно наступит осевое время". А потом Шпенглер прислал уведомление по э-майл: "Поздравляем! Вы вошли в топ-8 культур, которым суждено рано или поздно закатиться. Успехов!". Тут начался какой-то шум, задребезжали повозки и зажужжали аэро, поэтому люди предпочли поскорее эммигрировать в античность - может там есть чего хорошего, а то тут - дурдом, а не первобытность какая-то. Понаехали.
      Получили ацтеки гринкарту, стали законными греками, и даже приняли пайдею - в знак признательности и гражданской верности Отечеству. Жили спокойно, слушали по вечерам на площади артистов заезжих всяких (ведущими гастролерами в то время были Платон и Аристотель), затем, после того, как к власти пришла партия римлянов, размышляли о гражданском долге и слушали Сенеку, пока того не убили. В забавах прожили они эти счастливые годы, потом же грянуло Средневековье. Грянуло и выдвинуло новое условие гражданства: "Ну-с, господа, в каком граде жить желаете, в Граде Земном али в Граде Небесном?".
        Почесали люди головы и молвили: а в какой запишите-с, мы люди негордые.
        Так еще пару веков скоротали, нажили за это время искусства разные: живопись. скульптуру, собор Петра в Риме выстроили, книги завели ученые. Но от судьбы не уйдешь. Снова понаехали.
         Сначала пришел Ницше. Довольно угрюмый. "Бога нет. Вы его убили". Огорошил. Затем стал народ на два лагеря делить: вы, значит, будете светлые, аполлонистические, ну а вы, значит, темные, диониссийские. Будем сейчас в войнушку играть. Но пришел Лотман: "Война есть семиотический знак! Бой упрощает формы общения, отменяет общественную иерархию. Где, кроме аустерлицкого поля, младший офицер мог увидеть плачущего императора, а, я у вас спрашиваю?".
        Приплыл пароход философов.
        "Боюсь, общественные нормы таковы, что ныне надо заключить их в тюрьму, - скромно заметил Фуко. - Лет двести назад вас бы спрятали в дома умалишенных, я как раз сейчас весьма внимательно изучаю этот вопрос".
         - Подождите! - хором закричали классические марксисты. - Пусть они сначала обретут свою культуру через труд! А там уже и решим, что с ними делать.
         Бахтин радостно потер ладони: диалог все-таки завязался.
         Тут вступился Бердяев: "Обретут они только цивилизацию, культура же дарована Господом и может существовать только внутри особого, привелигированного класса, иначе ее просто растаскают дамы на тряпки".
         Бодрийяр проявил человечность: "Включите им голливудские мультики и дайте побольше кэшу, пускай пойдут купят себе китчу грамм двести, а затем приведут себя к Апокалипсису своей транссексуальностью".
         Хотели высказаться еще Риккерт, Кассирер и Ясперс, но не успели.
         Один смышленный мальчуган из осуждаемых решил-аки поинтересоваться, о чем же идет речь все-таки?
         - Как о чем? Удивились ученые. О культуре!
         Малыш сморщил лоб.
         Помолчал. И спросил:
         - А что это такое, культура?
        Иглтон хотел уж было толкнуть под шумок свою идею, но я его опередила.
        - Вот  об этом, мальчик, все эти дядьки и спорят. О том, что же есть такое культура и что с нею делать? Спорят, пишут, а у нас голова только от их сплетен болит.
         - И что теперь делать?
         - Да спать идти. Шпаргалки уже не помогут.

П.С. Я сдам завтра этот экзамен!
          У Игоря Улангина появился серьезный конкурент в бизнесе. Издательский холдинг Saikpress, за семь лет своего существования зарекомендовавший себя как подающее большие надежды предприятие, взялось-таки за выпуск произведений поэтов мирового масштаба.
          Инициатором сего проекта выступил известный в городе меценат и знаток литературы народов России Алевтина Николаевна Николаева. Я ее очень люблю. Правда. Одна - одна из немногих преподавательниц, которая меня поразила и заинтересовала. Желаю ей крепкого здоровья! И рассказываю дальше.
           Все-таки надо было меня учить по Монтессори! Наверно, куча талантов еще открылась бы. А те, что в наличии, развились бы до стадии никак не меньше гениальности. В  общем, вместо нудной теории я очень люблю практические задания: психологические игры, дебаты, сделай ам сам. Алевтина Николаевна предложила нам выпустить книжку постмодерниста Айги, и мы взялись за дело.
IMG_9255
История создания в музейных фотографиях.Collapse )
         Что-то я никаких не делаю в своем жж фотоотчетов и блоговпечатлений. Вот, решила сегодня исправить эту маленькую оплошность в перерывах между нескончаемой уборкой: я, к сожалению, вернулась из профика, но, к счастью, с новыми силами, планами и... перспективами:). О, счастливая радостная предвкушающая Настя, ты мне так нравишься такой)))
        Вообще-то я хотела вам рассказать сегодня про Киев. На эту мысль меня навел фильм, который сейчас смотрю. Он так и называется, прямо про меня: "Влюбленные в Киев". Но фотографии остались замурованными в коробке сдохшего три недели назад процессора (Настя все никак не починит), а потому буду сегодня вещать про то, что, пожалуй, люблю чуточку больше, чем город на ДнIпро ;) Про себя. Точнее, про себя в школе. Нашла-таки парочку занятных кадров.
        QNks2c7bYi0
(Официально-деловое превью. Серьезная Таня.)

Школа, школа, я скучаюCollapse )
Я не понимаю, как можно считать блоггерами тех, кто постит одни перепосты? Оригинальный текст - вот блог.
Наверно, примерно такими заголовками будут пестрить материалы многих участников молодежной школы Интернет-журналистики. Про пресс-секретаря и 40 девушек запомнилось всем. А что, разве это неправда? Секретарь был, девушки были. Так и у меня: "чебоксарские" - приехали-то мы из этого города (хотя, как оказалось, были люди и из районов), "журналисты" - на школу журналистики слесари и сантехники априори приехать не могут, "моргаушская деревня" - рядом, Шомиково, "Алена Аршинова" - вроде бы приезжала на юбилей ЧКИ, а если и не приезжала, или приезжала пораньше, то все равно привлечет внимание упоминанием. Вроде. Так вот вроде и получается заголовок. И пусть он останется самым эпатажным из всего, что я ниже напишу.

з-з-з-зззззлой полицейскийCollapse )
Сегодня на фильм "Мамы" все пришли с мамами, а на титрах все плакали, и одна старушка сказала сыну: "Спасибо, что привел", а перед сеансом он ее под руку ( в другой ее руке была палочка) до кресла. Прекрасные эмоции.

Tags:

ГОРОД ЦИВИЛЬСК

Продолжаю свою теорию про города.

ЦИВИЛЬСК - определенно женщина, лет сорока, с двумя детьми и без мужа.

А еще это город, где вдохновляются "Нашей Рашей". И да! Именно тут живет некто Валерий, о чем поведано на асфальте, на беседках в парке и даже на урнах его вензеля!





Пro raботу

Пока мои знакомые в Америке усиленно ищут a job и проводят ночи в нью-йоркском маке, я сплю дома, ем каждый день горячее, но тоже looking for работа. Нижеследующее написала недели две назад, отправила в одну дурацкую газету (внутренний голос: говорила же я тебе, в другую отправляй!), но смысл все тот же. Дерзай, Настя! Подруга Лена, которая уже две недели в дождь и зной раздает рекламные листовки на улицах города, жалуется в чате: «Работа вроде не трудная, только люди не хотят брать проспекты, думают, наверно, что если возьмут, то их тут же заставят купить товар». Перед глазами пронеслать череда стоп-кадров: вот Настя бежит за пожилым джентльменом, пытаясь вручить ему листовку с рекламой детских присыпок. Вот Настя убегает от ватаги мамочек, жаждущих получить скидку на детскую присыпку. Финальная сцена: Настя стоит в луже, у ног ее лежат отсыревшие комки некогда глянцевой бумаги, а рядом начальник с военной выправкой отчитывает ее за нестрессоустойчивость и отсутствие мобильности. Курьерская служба тоже не смогла меня привлечь то ли в силу перспективы мотаться туда-сюда с посылками, то ли из-за внутренних предубеждений о «мужской» направленности данной профессии. Озадачивало порой и то, что под названием «курьер» в объявлении часто не упоминалось, что «курировать» придется косметические продукты, предлагая их всем желающим, вроде консультантов Эйвон или Орифлейм. «Ну уж нет, плохой из меня продавец. Как будущий педагог с миссией нести доброе и вечное, не могу я обманывать людей, это антигуманно и безнравственно», - думала я и отвергала подобные предложения. Стоит упомянуть, что, следуя девизу «я ищу работу, работа ищет меня» и вдобавок внутреннему слогану «используй новые технологии», я разместила свое вопрошающее резюме на одном из местных сайтов. Сразу скажу: ничего хорошего, кроме смсок «Ищу массажистку. Без опыта. 300 руб/час. Миша» меня не нашло. Было, правда, еще предложение поработать секретарем «на телефоне, Интернет, обеды руководителю», но стремительно возрастающая с каждым моим вопросом зарплата в воображении приняла образ огромного капиталистического монстра, и я поскорее «слила» свою кандидатуру. «Просто так никому денег не платят», - вспомнилось наставление любимой бабушки. В перерывах между поисками надо было еще ходить в университет, закрывать зачетные хвосты и брать литературу для экзаменов. Так однажды, возвращаясь из альма-матер, я заметила, что на троллейбусных остановках появились промо-стойки сотовых компаний, сулящие выгодное подключение. «Интересно, а так же выгодно и подключать?», - подумала я, открывая на форуме тему «Временных вакансий»: продавцы, продавцы, аниматоры на аттракционы, а вот, нашла! «Проводится набор энергичных молодых людей… привлечение, консультирование и подключение всех желающих». Свободный график, как я и хотела. Оклад, бонус за выполнение плана… Возможность писать утром ответы на билеты и ходить на консультации к экзаменам. «Может попробовать?». «Не ходи, не ходи туда!», - кричал одноклассник Дима. – «У моей девушки подруга там работала, так ей не выдавали зарплату до тех пор, пока она месячный план не выполнила». Внутри меня все задрожало, но не от страха перед задержкой зарплаты, а от другого, более вечного вопроса: ведь если так всего бояться и ни за что не браться, ничего же не получиться! Надо же рано или поздно, а лучше прямо сейчас начинать трудовую деятельность. Набивать пока синяки и шишки, чтобы не дожидаться потом глубоких порезов и переломов уже на взрослой, серьезной и ответственной работе. Так что на счет промо-стоек я еще подумаю.

Profile

the_one_theory
Саечка

Latest Month

July 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com